Меню

А д байкал: Подрезали «Тёщин язык»: дорога до Слюдянки стала безопаснее

Category: Разное

Содержание

Подрезали «Тёщин язык»: дорога до Слюдянки стала безопаснее

+
A

Состоялось торжественное открытие нового участка дороги Р-258 «Байкал»

Он идет в обход опасного горного участка, в народе именуемого «Тёщин язык». Здесь постоянно случались жуткие аварии, часто – со смертельным исходом.

Статистика весьма печальная: в 2019 году на трассе «Байкал» произошло 36 ДТП, в которых погибли 11 человек и 53 пострадали.

Дальнобойщики считают Култукский тракт одной из самых сложных дорог России: резкие повороты, извилистость, затяжные подъемы, которые в гололед и снегопад невозможно преодолеть, так что приходится стоять по несколько часов, а порой и дней. Еще одна ловушка – это крутые затяжные спуски. Те, кто едет в первый раз, не знают, что тут нельзя разгоняться и нужно тормозить двигателем. На спусках тормоза перегреваются и отказывают, а впереди – крутые повороты, есть даже на 180 градусов.

– Каждый месяц по 3–4 вызова на ДТП. И почти всегда есть человеческие жертвы. Самые страшные аварии, кстати, происходят летом. Возможно, зимой, опасаясь гололеда, люди ездят осторожнее, а летом забывают, что скорость – решающий фактор, – отметили в отделении скорой помощи Шелеховской районной больницы.

Дорога на Байкал строилась в сложные 40-е годы прошлого века. Трасса от тридцатого до сотого километра проходит по горной местности. Перепад высот составляет до пятисот метров. «Тёщин язык» был одним из самых опасных отрезков трассы. В 2017 году началось строительство новой дороги, в обход «Тёщиного языка». Дорожники работали практически круглосуточно и зимой, и летом, дабы сдать объект в срок. Чтобы сделать дорогу по современным требованиям и правилам, пришлось взрывать гору, а камнями, которые образовались в результате взрыва, отсыпать низины, чтобы дорога получилась без резких спусков и подъемов.

– Обход опасного горного серпантина сократит путь от Иркутска до Слюдянки на три километра. Этот «зигзаг» теперь в прошлом.

Его протяженность – 9,7 км. Новый участок соответствует параметрам второй технической категории. Ширина проезжей части – 7,5 метра. Пропускная способность увеличивается с 6 до 14 тысяч машин в сутки, тем самым дорожники ликвидировали одно из самых узких мест на трассе, – рассказал начальник ФКУ Упрдор «Прибайкалье» Николай Рейнет.

Новая дорога начинается от поселка Моты на 47-м километре и уходит правее существующей дороги. На 55-м километре дорога соединяется со старой трассой, которая несколько лет назад была капитально отремонтирована и расширена на подъемах.

Из года в год трафик автомобилей по федеральной трассе Р-258 «Байкал» растет. Отдыхающие со всей страны и даже со всего мира едут полюбоваться Байкалом. Многотонные грузовики везут товары из Китая, Монголии и с Дальнего Востока. С каждым годом интенсивность движения повышается. Мощный грузовой трафик продиктовал использование при строительстве особо прочных материалов. Основание дорожной одежды выполнено из крупнозернистого пористого асфальтобетона марки I. Сверху – два слоя покрытия. Верхний – из щебеночно-мастичного асфальтобетона. На площади 125 тысяч квадратных метров уложено более 60 тысяч тонн смесей. Для этого на территории строительства было смонтировано два асфальтобетонных завода. Они работали с материалами, добытыми из горных пород здесь же, в Шелеховском районе.

– Дорожники фактически проложили в горах новую трассу, для этого был проведен целый комплекс буровзрывных работ. Глубина выемок грунта на участке км 47-56 достигала сорока метров, а высота насыпей – 20 метров. Отсыпано более двух миллионов кубометров земляного полотна. Чтобы обеспечить его устойчивость, проектировщики предусмотрели устройство подпорных стенок из коробчатых габионов. Длина такой стенки – 250 метров, – отметил генеральный директор АО «Труд» Сергей Томшин.

Первыми после торжественной церемонии открытия по трассе проехали дорожники на самосвалах. Вслед за ними двинулись водители большегрузов, которые получили памятные подарки от дорожников. Дальнобойщикам дарят подарки.

Затем движение было открыто для всех автомобилистов.

На стоянке оборудованы лавочки и столы для отдыха и принятия пищи.

Старая дорога будет закрыта и рекультивирована, на ее месте высадят хвойные деревья.

В ближайшие годы появится еще один новый участок дороги – обход села Моты и поселка Чистые Ключи. Как и на «Тещином языке», там извилистая дорога, есть и поворот на 180 градусов. Уже начались геодезические работы для прокладки нового маршрута. В пресс-службе Упрдор «Прибайкалье» сообщили, что был определен подрядчик для строительства участка трассы – ООО «Управляющая строительная компания «Сибиряк». Объект планируется к сдаче в 2024 году.

Фото автора.

Монголия и Байкал. Часть 1 // Карнышев А. Д. «Байкал таинственный, многоликий и разноязыкий» 3-е изд. | ИРКИПЕДИЯ

Монголия  и  Байкальский регион — географические  соседи и даже родственники, если говорить о монгольском происхождении бурят. То, что монголы с давних пор знали о существовании Байка­ла и вступали на его берега, обусловлено исторически: во-первых, в регионе Байкала несомненно в давние времена бывали кочующие племена монголов, к потомкам которых можно отнести отдельные роды современных (особенно, селенгинских) бурят. Есть данные о том, что монголы посещали Байкал и «организованным порядком»: на острове Ольхон существует легенда о воинах Чингисхана, якобы останавливающихся табором на одном из мысов. Во-вторых, соглас­но преданиям, предки Чингисхана кочевали в Баргузинской долине, поэтому он объявил её священной родовой землёй предков (если это даже не так, легенду надо поддержать ради туристического бизнеса). Каждый, кто посещает Баргузин, знает, что основной путь к нему лежит во многих местах по берегам Байкала. В-третьих, у Байкала на северо — западе Монголии есть природный аналог — озеро Хубсугул. Оба озера имеют очень много схожих ландшафтов, и поэтому в монгольской мифологии они считаются родственниками. Этот миф имеет реальную подоплёку: из Хубсугула вытекает река Эгийн гол, которая впадает в Селенгу, являющуюся самым главным прито­ком Байкала. Таким образом, воды Хубсугула попадают в священное море. Существует и гипотеза о том, что Байкал и Хубсугул (как и Байкал — Гусиное озеро в Бурятии) соединяют также глубокие под­земные каналы — трещины, действующие как сообщающиеся сосу­ды. Так это или не так, покажет будущее, но в целом на территории Монголии расположено две трети площади водосборного бассейна основного притока Байкала, здесь формируется водный сток в объе­ме около 15 куб. км в год, или около 40-50% стока реки.

Чингисхан и Сухэ-Батор

Среди бурят, проживающих на берегах Байкала, существуют легенды о пребывании Чингисхана на море Тенгиз, так в древности называли озеро Байкал. Одним из главных мест посещения ханом озера называют баргузинскую землю, где по преданиям родилась и выросла его бабушка, и остров Ольхон. Километрах в пятидесяти от устья р. Баргузин он, как считается, побывал на берегах Чивыркуйского залива и был глубоко восхищен богатством вод и тайги. Легенда утверждает, что у входа в залив он поставил стражу — двух братьев воинов Кылтыгеев, чтобы они берегли эти места до его возвращения из походов. Не дождавшись своего полководца, стали эти братья двумя островами в жемчужине Байкала — Чивыркуйском заливе. (На самом деле есть бурятское слово Хэлтыгей — «косой», «наклонный косогор», обозначающее ряд островов, а также мысов, имеющих характерный наклон в одну сторону и «вздернутые» берега на другой стороне).

Существуют и предания о том, что знаменитый монгольский во­итель вместе со своими воинами перешел Байкал. Причем в пись­менных и устных источниках говорится, что сделал он это «сухой ногой». Вряд ли истинна мысль о том, что тогда на Байкале были какие-то перешейки (не так уж много лет прошло). Но вот вероят­ность того, что он перешел озеро «сухой ногой» по льду поздней зимой или ранней весной, например, по маршруту: устье реки Баргу­зин — северо-восточный берег Ольхона, никак нельзя исключить. А при наличии знающего байкальского аборигена такой переход лучше всего было сделать по маршруту: остров Лиственничный — окрест­ность мыса Ижимей — всего лишь около 40 км. Одна из бурятских легенд утверждает, что Чингисхан стоял табором на берегу острова, и с тех пор там сохраняется большой таган с котлом, в котором ле­жит лошадиная, а именно кобылья голова: так называется один из мысов острова. Мы уже говорили и о том, что российский писатель и путешественник В.Бурлак отстаивает идею о могиле монгольского воителя на данном острове.

На здании Иркутского педагогического университета, что располо­жен на улице Сухэ — Батора, прикреплена мемориальная доска с надписью: «Сухэ-Батор. 1893 —1923 гг. Основатель Народно — рево­люционной партии и народно — революционного государства. В 1920 жил и учился в Иркутске». Действительно, летом данного года Сухэ-Батор через Кяхту и Верхнеудинск прибыл в Иркутск, где посещал занятия школы красных командиров. Но он не только учился. Как военного специалиста по Монголии его поставили на командирскую должность. На берегу Ангары, на полигоне Сухэ-Батор обучал крас­ноармейцев искусно владеть шашкой, преодолевать разные барьеры.

Монгольские революционеры прожили в Иркутске около четырёх месяцев. Но когда глубокой осенью ситуация в Монголии обостри­лась, Сухэ-Батор с друзьями выехал в пограничные районы. 1 марта 1921 года в пограничном русском городе Троицкосавске (Кяхта) со­стоялся первый съезд Монгольской народной партии, впоследствии взявшей власть в свои руки и образовавшей Монгольскую Народную республику.

Все «советское» время Монголия была тесно связана с Россией и Байкальским регионом. Дружеские и родственные связи работали на развитие экономики и культуры обеих стран. Было много совмест­ных действий и в области экологии. Соседям нужно жить, постоянно помогая друг другу. И на это нацелены многие мероприятия и прави­тельств двух стран, и научной общественности, и деловых людей.

Гора Богдо-Улы

Есть у наших соседей и впечатляющие примеры эффективных экологических традиций. Столица Монголии Улан-Батор расположе­на вблизи горы Богдо-Улы (богдо — священная, ула — гора). Здесь же протекают два рукава неширокой Тюлы, и эта река отделяет го­род от лежащей к югу горы. Богдо — Ула на 900 м поднимается над долиной реки, а абсолютная высота её  — 2215 метров.

Законодательным актом Богдо-Ула объявлена заповедной в 1809 году. Однако как священная («Богдо») гора она почитается давно, видимо со времени основания Урги — Улан-Батора, т.е. с 1649 года. Существует легенда, согласно которой Чингисхан скрывался от про­тивников на Богдо-Уле. Гора спрятала его, и враги тщетно пытались найти Чингисхана среди непроходимых дебрей. Когда преследователи ушли, Чингисхан спустился к Толе, принес жертву горе и завещал своим детям и внукам почитать гору и впредь приносить ей жертвы. Действительно, по свидетельству П.К.Козлова, обряд ежегодного при­ношения горе жертв существовал еще в начале нашего века. Современ­ная площадь заповедника — 36600 га, из которых 18800 га покрыто лесом. Охраняется заповедник издавна хорошо: у входа в каждую из падей постоянно живет охрана, миновать которую практически невозможно. Впрочем, случаи нарушения заповедности редки — монголь­ский народ очень любит и почитает красавицу Богдо-Улу.

Богдо-Ула до 1975 года была единственным заповедным участком в Монгольской Народной Республике. В 1995 году Великим Хуралом Монголии был принят закон об особо охраняемых природных территориях, в котором введено четкое разграничение между заповедника­ми, национальными парками, заказниками и памятниками природы. Были созданы новые природоохранные территории, расширена пло­щадь уже существовавших, утверждены границы особо охраняемых территорий и усилена охрана. Сегодня в Монголии насчитывается 12 заповедников, 18национальных парков, 19 заказников, 5 природных памятников. Все эти меры способствовали тому, что на территории Монголии сохранились совершенно уникальные животные, исчез­нувшие в других странах. Среди них такие, как лошадь Пржеваль­ского и дикий верблюд. Только в Монголии остались еще достаточно обычными такие животные, как кулан, дзерен, джейран, медведь-пищухоед, снежный барс. Каменистая пустыня — гамада с оазисами из разнолистного тополя в Заалтайской Гоби, где и обитают многие из названных животных, представляет огромный научный интерес. Создание здесь большого заповедника на площади около 4 млн. га, организация которого начата, будет иметь исключительное значение для сбережения и изучения природы Центральной Азии.

Такие примеры, несомненно, полезны и для организаторов за­щиты флоры и фауны Байкальского региона. Тем более, что водо­охранная зона Байкала неофициально может быть распространена и на территорию соседней страны и в ней представлена не менее 40 процентами водосборной площади священного моря в целом. Это относится прежде всего к реке Селенге и ее притокам. Для сотруд­ничества в данном направлении много перспектив. Для региона по­тенциально важна и разработка совместных проектов туристических маршрутов «Байкал-Хурсугул». Уже есть туры, которые проходят по территории Иркутской области, Республике Бурятия и Монголии, но возможности озерных братьев сегодня используются слабо.

К содержанию книги К списку источников книги

Баргузин // Карнышев А .Д. Байкал таинственный… | ИРКИПЕДИЯ

Там, где в Байкал впадает река Баргузин, расположен поселок Усть-Баргузин, длительное время бывший «столицей» рыбаков восточного берега и местом, где расположен рыбозавод, в свое время даже выпускавший рыб­ные консервы. Но экономические перепетии 90-х годов 20-го века свели местную рыбную промышленность до минимума. Сегодня Усть-Баргузин особо значим для Байкала тем, что в нем располо­жен «офис» Забайкальского национального парка, организованного в 1986 году. Деятельность этой природоохранной организации так необходима местам, о которых идет рассказ.

Река Баргузин в русских документах впервые описана в 1675 году Н.Спафарием: «А река Баргузин — река великая, а по ней ходу до Баргузинского острога 5 днищ, и в Баргузинском остроге живут енисейских служивых людей 50 человек… В то место приходят дощаники с запасом из Енисейска и торговые люди чрез море, и ходят в Дауры запасы для служивых людей, а торговые для торгу. Из Баргузина ходят по Теленбинского и до Нерчинского сухим путем верблюдами и конями чрез превысокие горы, камни, леса и болота и с великою трудностью ходят, (другого) такого нужного пути нет». По подсчетам С.А.Гурулева в бассейне Баргузина насчитывается 2 544 реки с общей длиной 11 047 км. Учитывая только этот важный факт, можно понять условность известного стереотипа «в Байкал впадает свыше 330 рек, речек и ручьев». Точнее будет фраза: «В Байкал несут свои воды не­сколько тысяч водных «артерий и капилляров» Восточной Сибири». Завернуть в сторону от Байкала к давнему городку Баргузин нас побуждают еще две этнически интересные причины. Согласно пер­вой из них, стоит рассмотреть некоторые особенности жизни евреев в здешних местах. И речь пойдет в первую очередь об их участии в золотодобыче. Один из первых еврейских золотопромышленников Баргузина Абрам Новомейский прошел в XIX веке путь «малого предпринимателя» в торговле и арендатора золотоносного участка до собственника околодесятка приисков в Байкальском регионе. Он был не только недюжинным коммерсантом, инициатором новых тех­нологий золотодобычи, но и известным и чтимым людьми Баргузинской долины меценатом. Вот один лишь нюанс: когда в начале XX века тело А.Новомейского повезли из селения, где он умер, к месту похорон, то крестьяне из села Нестериха, где меценат построил на свои деньги училище для местных ребятишек, спустили гроб с саней и на руках несли его семь километров до самого Баргузина.

Баргузинским евреям, среди которых, кроме семейства Новомейских, выделялись Яков Фризер, Миней Бутлицкий, Исай Дубников, Абрам Жидовецкий, Соломон Рабинович, удалось стать монополи­стами золотодобычи по отношению к еврейскому населению Сибири. Имеется неофициальная версия о том, что часть золотого запаса евреев Баргузина, вывезенная на верблюдах из объ­ятой гражданской войной страны, послужила существенным подспо­рьем для борьбы за создание государства Израиль.

Еще одна причина упоминания в нашей книге селения Баргу­зин связана с историей литературы. Есть подтверждения того, что А.С.Пушкин знал об особенностях Байкала не только из разных документальных источников и литературных произведений, но и по впечатлениям своих друзей — декабристов. В строках книги Н.Дамдинова о бурятском просветителе С.Хамнаеве описываются такие эпизоды: «Приезжая в Баргузин-город по делам, Сахар Хамнаев непременно виделся с Кюхельбекерами. Вильгельм Карлович, долговязый, худой, нескладный привлекал Сахара какой-то детской незащищённостью. В первое лето тот особенно восторгался здешней природой. Однажды, жарким днём, когда они сидели возле дома, в тени, поэт вытащил из кармана листок бумаги:

— Пишу письмо Пушкину, — и начал читать. — «Городок Бар­гузин находится в 50 верстах от Байкала. Он вырос на правом берегу реки Баргузин. С северной стороны городок охраняет от жестоких зимних ветров высокая стена Баргузинского хребта. На восток на­чинаются степи, на запад, в сторону Байкала, густые леса. Южной частью городок выходит на реку Баргузин. Прекрасные виды откры­ваются взору отсюда…».

В стихотворении на память о дне лицея, в котором они учились с Пушкиным, «9 октября 1836 года» В. Кюхельбекер писал:

«Шумит поток времен. Их темный вал

Вновь выплеснул на берег жизни нашей

Священный день, который полной чашей

В кругу друзей и я торжествовал…

Давно… Европы страж — седой Урал,

И Енисей. И степи, и Байкал

Теперь меж нами. На крылах печали Любовью к вам несусь из темной дали».

Брат   Вильгельма — Михаил,   проводивший   в   Прибайкалье большую просветительскую работу, посвятил региону свой научно-публицистический «Краткий очерк Забайкальского края», в котором немало строк отведено и самому священному морю.

Баргузин, уже просто районный центр, в конце 80-х начале 90-х годов XX века стал центром одной из международных сенсаций: на­шлись люди, утверждающие, что на его кладбище, недалеко от могилы М.Кюхельбекера похоронен не некто анонимный «Петрович», а известный венгерский поэт Шандор Петефи, который не погиб в бою под Шегешваром, а был увезен в Сибирь, и жил в Баргузине под чу­жим именем. В Венгрии и СССР была создана специальная комиссия, изучавшая подлинность данного факта. Но проведенные на кладбище раскопки, генетическая экспертиза костных остатков в авторитетных мировых центрах, равно как анализ исторических документов, показа­ли, что высказываемые гипотезы не состоятельны.

Максимиха — село,   расположенное  у  одноименных  речки  и мыса. По существующим преданиям в этом месте некоторое время жил известный землепроходец Максим Перфильев, который женился на бурятке или тунгуске. Когда он умер, вдову стали звать Макси­миха, затем название перешло на реку и населённый пункт. Вполне возможно, что название связано не с самим первопроходцем, а с его потомками, которые побывали на берегах Байкала. Так, в Иркутской области есть село Максимовщина, которое, как считается, основано сыновьями Перфильева.

Легендам можно и не верить. А.М.Станиловский, посетивший Максимиху в 1905 году, обнаружил здесь несколько домов пересе­ленцев из Кабанска и Б.Кудары. А в 1901 году здесь был лишь один двор  — двор почтовой станции.

К содержанию книги К списку источников книги

Беринг в Бурятии // Карнышев А .Д. Байкал таинственный… | ИРКИПЕДИЯ

Истомино — село, кото­рое стало более многочислен­ным в связи с переселением людей из  других  затопляе­мых поднятием уровня Бай­кала   мест.   Оно   названо   в честь борца за власть Советов И.А. Истомина. Ранее деревня носила название Исток, и недалеко расположены несколько дворов, которые и сегодня называются по этому имени.

Данная, казалось бы, совершенно непримечательная местность связана в истории с колоритными событиями и людьми. Что касается личностей, то из этих мест, включая Посольский монастырь, руко­водитель второй Камчатской экспедиции командор Витус Беринг по указу императрицы Анны Ивановны учредил в 1735 году 10 почтовых станов от Байкала до границы Китайского государства. Открытие и совершенствование почтового тракта понадобилось, чтобы закрепить границы, установленные с Китаем мирным договором С. Рагузинского в 1727 году. В число станов входили: Творогово, Троицко-Селенгинский монастырь, Удинск, Селенгинская крепость, Поворот­ное, Кяхта и т.д. Всего расстояние от Посольского монастыря до Кяхты было определено в 353 версты 50 сажень, на проезд которого полагалось двое суток. На перемену лошадей, которых содержали местные жители у почтовых станов положено было 14 часов.

Деревня Исток, расположенная вблизи залива Прорва, с имею­щимся в ней сооружением для производства рыбачьих лодок стала со времен второй Камчатской экспедиции судоверфью для строи­тельства первого казённого бота «в сорок футов». Место для столь важного дела было избрано не случайно. Во-первых, весьма близко была дельта Селенги, и по самой реке можно было продолжать путь от Байкала до китайской границы (Кяхта), и по Чикою и Хилку к местностям, где берут начало притоки Амура. Во-вторых, залив Прорва или, по-современному, Сор-Черкалово, расположенный юго-западней дельты Селенги, был защищен мысами и островами от су­ровых байкальских ветров типа Сармы. Особо важным было нали­чие вблизи деревни сосновых боров, где всегда можно было найти необходимый для стройки материал. К тому же неподалёку отыскал­ся самый годный лиственичный корабельный лес. Строительством верфи было положено начало государственному Российскому флоту на озере Байкал и реках Ангаре и Селенге.

Недалеко от данных мест находился в 19 веке «портовый» посе­лок Чертовкино в одном из устьев реки Селенги на острове «Жили­ще» напротив деревни Шигаево. Здесь ежегодно проходила Чертовкина ярмарка. Здесь имелись гостиный двор и несколько десятков «лавок» -торговых строений. В один из «водных» годов Селенга резко поменяла русло и прошлась по поселку. Сейчас от него оста­лись лишь воспоминания.

Места у Байкала в районе Кабанска и далее к Верхнеудинску с давних пор отличались богатством и «цивилизованностью» их жите­лей. Благодатные для хлебопашения и скотоводства земли, прохо­дившие в данном районе «государевы» дороги на восток и в Китай, и более всего рыбное изобилие вод и рек Байкала, обеспечивали зажиточность крестьян и их стремление в своих внешних атрибутах не отставать от жителей российских центров («жить по моде»). П.А.Кропоткин в 1863 году писал, что кабанские крестьяне и особен­но крестьянки всегда ходят в немецком платье, а по праздникам на­ряжаются в великолепные штофные голубые или малиновые шубки русского покроя, называемые здесь «пальтами».

Особо доходным для кабанских крестьян-подводчиков в XVIII и XIX веках был извоз грузов в Читу и далее на Амур. В Читу свозились грузы, прежде всего тысячи пудов хлеба, для перегрузки на баржи, которые сплавляли по Амуру. Кабанские извозчики признавались: «Прежде Чита была чем-то совершенно неизвестным в Ильинской волости: чтобы съездить туда нужно было поднимать образа, служить молебны; теперь Чита сделалась близка». Для извозчи­ков благодатными становились периоды, когда надо было подвозить пассажиров на прибывающие в Посольск пароходы или перевозить на другой берег Байкала в Голоустную или Листвянку срочные гру­зы. В некоторых таких случаях «заламывалась» неимоверная цена «услуг», и отсутствие других возможностей поездки или перевоза заставляло нанимателя соглашаться на любые условия. Перспективы благодатной жизни, шансы быстро обогатиться привлекали в здешние места разного рода деловых людей. Известный краевед Восточной Сибири Н.В.Паршин назвал Кабанск в 1864 году «обетованной зем­лей сынов Израиля».

Транспорт. Навигация на Байкало-Амурском водном пути // Карнышев А .Д. Байкал таинственный…

Транспорт. Навигация на Байкало-Амурском водном пути // Карнышев А .Д. Байкал таинственный…

Охаивая российские гужевые и автомобильные дороги, нельзя забывать, что у них (прежде всего гужевых) с древности был весьма солидный и вполне удачливый конкурент. Наблюдая известнейшую картину И. Репина «Бурлаки на Волге», мало кто задумывается о том, что на ней, наряду с каторжным трудом крестьянского населе­ния страны показана и значимая экономическая реалия: и купцам и государевым служащим в России многие века было гораздо проще и дешевле нанимать за полгроша беднейший сельский люд, что бы он тянул против течения лямку судов и паромов, чем силами этого же люда, но за большие деньги строить дороги. Так испокон веков было в центральной России, таким же образом, правда, на бурлацкой силе самих первопроходцев за какие-то век-полтора была преодолена вся Сибирь — от Урала до Камчатки.

Строительство первых пристаней и кораблей на Байкале

Сегодня в Сибири, да и в России в целом практически невозмож­но найти человека, который не знает о БАМе — Байкало-Амурской железнодорожной магистрали. Но мало кто осведомлен о том, что в Российском государстве существовали планы и реальные действия по созданию Байкало-Амурского водного пути, который оставил свой след в истории Байкала.

Как уже говорилось, в 30-х годах 18 века Государственная Адми­ралтейская Коллегия для перевоза через Байкал курьеров, казённого провианта, разных товаров приступила к строительству пристаней и кораблей. Первые «стройки» такого рода развернулись вблизи села Лиственичное на западном берегу и недалеко от Посольского мо­настыря на восточном. Этим деянием в один водный путь были объединены Байкал, Ангара и Селенга. Кстати, данная задача была одной из многих, изучение которых вменялось в обязанность второй камчатской экспедиции В. Беринга. Участнику названной экспедиции историку и географу Г.Ф. Миллеру в 1740 году указом императрицы Анны предписывалось составить очерк Амура и вручить его иркут­скому вице-губернатору. Миллер успешно справился с данной за­дачей, описав не только Амур, но и впадающие в него реки и речки. Одновременно он сделал ряд важных для государства выводов, сре­ди которых был и такой: «Можно в окрестностях Нерчинска строить морские и транспортные суда, снабдить их там всякого рода припасами и плавать на них вниз и вверх по Амуру беспрепятственно».

Отмечалось также значение Амура для развития русского экспорта на Дальний Восток, для торговли с Индией и Китаем. Данные высказывания не могли остаться без внимания российских властей.

В 1753 году сибирским губернатором был назначен бывший мо­ряк, контр-адмирал В.А.Мятлев, получивший предписание найти более удобный способ снабжения продовольствием и другими необ­ходимыми материалами Охотского края и Камчатки. Под его патрона­жем была организована Нерчинская экспедиция, которой руководил Ф.Соймонов. Последний предложил создать Ангаро-Селенгинский водный путь, который должен был связать Западную Сибирь с вос­точными окраинами страны. По замыслу Соймонова, согласующе­муся с выводами Г.Ф. Миллера, судоходство должно было осущест­вляться по Енисею и Ангаре, далее через Байкал по Селенге, Хилку, Ингоде, Шилке, Амуру и следом через Охотское море в Охотский порт и Камчатский край. Этот «восточный» речной и морской путь, по признанию современников, был бы гораздо удобнее существовав­шей тогда чрезвычайно трудной дороги через Якутск, по рекам Мае, Алдану, Юдоме. При этом существование единой водной магистрали принесло бы значительные выгоды как в торговом, промышленном, так и в экономическом отношении. В частности, ставка делалась и на возможность отлаживания экономических и торговых отношений с Японией, почему в Иркутске начинали преподавать японский язык. И именно из здешних мест, правда через Петербург, осуществилась дипломатическая миссия в страну восходящего солнца.

Одним из первых результатов реализации данной идеи стало открытие в Сибири по указу Сената Иркутской и Нерчинской навигационных школ, в которых было предписано «обучать навигации тамошних служилых людей детей», способных после обучения управ­лять судами по Байкалу, Селенге и другим рекам. О действенности, к примеру, школы в Иркутске говорит тот факт, что через нее прошли обучение навигационному ремеслу в период с 1754 по 1768 год 192 человека. Они изучали те же предметы, что и в Московской навигаци­онной школе: арифметика, черчение, геометрия, геодезия, архитекту­ра, судостроительство и начала мореходства. В 1765 году Иркутскую школу объединили с Нерчинской, полностью упразднив последнюю.

Еще одним практическим шагом по обеспечению деятельности Байкало-Амурского водного пути было создание в 1754 году адмиралтейской команды, подчиненной «губернскому начальству». Адмиралтейство просуществовало в Иркутске в своих разных видах до 1839 года, но уже вскоре после своего возникновения оно стало выполнять лишь «местные» функции: организовывать и регулировать «морские дела» на Байкале и в ближайших к нему реках. Обстоятельства сложились так, что в 1755 году осложнилась дипломатичес­кая обстановка в отношениях России с Китаем, и вопрос о речном пути по Амуру стал проблематичным. По распоряжению Сибирского приказа 1758 года созданная Байкальская флотилия под началом морского министерства должна была осуществлять перевозку через Байкал различной клади, а также экипажей, ссыльных арестантов и т.д. Особое значение придавалось перевозке воинских команд и на­иболее важных казенных грузов. Поскольку сухопутные перевозки в районе Байкала в то время не были развиты, байкальские моряки достаточно успешно реализовывали свои задачи.

Справедливости ради надо сказать, адмиралтейство в «таежном море» Сибири не пользовалось у морских чиновников Петербурга каким-либо авторитетом. Выпускники Иркутской навигационной школы «по морскому ведомству» не числились, а сама школа не имела официального статуса в данном ведомстве. И адмиралтейство, и школа воспринимались долгое время лишь как учреждения, на­ходящиеся в ведении Сибирского генерал-губернатора. Но все же в 1800 году Адмиралтейская коллегия морского ведомства направила в Иркутск несколько чинов воинского звания, и это позволило орга­низовать постоянную деятельность Иркутского адмиралтейства как подразделения транспортных судов Российского военно-морского флота. Удалось «отвоевать» Иркутскому адмиралтейству и особый тип судов — галиоты, которые имели более плоские, чем у морских судов дальнего плавания, днища и более низкие мачты. Это позво­ляло суднам быть более устойчивыми в условиях непредсказуемых и резких байкальских ветров. Кстати, были случаи, когда судна, построенные на Байкале по петербургским проектам, сразу же пере­вертывались в условиях местной погоды.

Основными неудобствами судоходства на Байкале были малый срок навигации — с конца мая и, в основном, по октябрь и серьезные угрозы штормящего «священного моря». Если до создания кругоморского «гужевого» тракта в конце 18 века любые проблемы малонад­ежного, но все же стабильного водного пути через Байкал было невоз­можно обойти: и с ними смирялись, то уже с начала 19 века перевозки становились все более нерентабельными и неудобными. Так, декабрист Розен вспоминал, что путь через Байкал занял у него вместе с ожида­нием переправы около 10 дней, а у его жены — 7 дней. Сухопутные перевозки составили в 19 веке серьезную конкуренцию судоходству, сводили его коммерческую часть на нет, и до переправы железнодорожных поездов на ледоколе «Байкал» это положение со­хранялось.

Одним из свидетельств «морского статуса» Байкала можно на­звать наличие в его истории своих пусть по большей части «пешеходных», «сухопутных» «флибустьеров». Причем реальные пираты озера — моря, так же как их океанские собратья, покрыты романтической дымкой. Одна из первых сибирских повестей «Сохатый», написанная Н.А.Полевым и вышедшая в свет в 1830 году, непосредственно посвя­щена одному из лидеров пиратства — Сохатому, и в ней упоминается о другой такой же фигуре, действующей самостоятельно — байкальском разбойнике Бузе. Эпизоды, рассказывающие о Бузе, встречаются и в романе И.Т. Калашникова «Дочь купца Жолобова», который был опубликован в 1832 году. Оба преступных фигуранта появились в сибирских краях не по своей воле: Буза долго грабил богатых купцов на Волге, Доне и Каспийском море, а затем добровольно сдавшись властям, пошел в Сибирь на каторгу вместе со своей арестованной же­ной; Сохатый, как считают, пришел в Сибирь из пермских лесов, где аналогично Бузе, занимался разбоем и грабежом.

Буза с «сотоварищами» держал в страхе не только байкальских купцов, но и многих жителей Иркутской губернии, поскольку напа­дения осуществлялись и на суше, и на море. Разбойники и «пираты» под руководством Бузы настолько наглели, что открыто проезжали на лодке по Ангаре мимо Иркутска, причем для этого они специаль­но красочно одевались, вооружались винтовками и пистолетами и плыли вызывающе, «с песняком». Полиция в то время еще не была по-настоящему создана, и отпора своим выходкам у разбойников не было. Грабеж на Байкале соратники Бузы осуществляли при пере­возе на судах различных грузов купцов. Нападающие на лодке под­плывали к судну, вскакивали на него и с громовым «Сарынь на кич­ку» приводили и экипаж и пассажиров к оцепенению. После этого разбойники брали себе все, что хотели. Буза в конце концов погиб, сраженный стрелою бурята, и дело его «развалилось».

Сохатый со своей шайкой проделывал аналогичные нападения, правда, в основном, на суше. Одним из самых известных его нашест­вий было ограбление Чертовкиной ярмарки, которая ежегодно прохо­дила в летнее время на одном из островов в устье Селенги. На ярмарке в то время находилось более 300 посетителей, русских и бурят, но когда грабители бросились на торговые балаганы, большинство людей объял ужас, и они ничего не сделали против дюжины нападающих.

Байкальские пассажирские перевозки

Байкальские пассажирские перевозки на пароходах начались в середине XIX века. В 1838 году сибирский золотопромышленник И.Ф.Месников подал прошение о заведении на Байкале пароходства и вскоре построил два буксирных парохода. В 1844 году на Байкале появилось первое паровое судно. Одним из первых владельцев па­роходов был Н. Русанов, владевший суднами «Синельников», «Пла­тон» и «Иннокентий». Последний попал в шторм и вскоре затонул близ Ушканьих островов. Хорошей идеей в середине 19 века было создание речного пути от начала судоводной Селенги (район Джиды) по Байкалу, Ангаре, Енисею в Западную Сибирь. Данный путь мог служить основой для перевозки чая и шелка из Кяхты, но кяхтинские купцы не заинтересовались этим проектом.

В дальнейшем развитие пассажирского и рыболовного флота на Байкале шло темпами характерными в целом для России, если гово­рить о соответствующих «категориях» реках, крупных озерах и даже морских заливах. В начале 20-го века был даже всплеск: ког­да на озере появилось первое в стране судно ледокольного типа — «Байкал» и его спутник «Ангара» (об этом чуть ниже). Внедрялись в рыбацкую жизнь Байкала в 20-м веке большие (относительно) и малые рыболовные сейнеры, специальные научные судна, катера для транспортировки «сигар» с лесом, баржи и т.д. Согласно данным учё­та Восточно-Сибирского филиала Российского Региона Регистра 2006 года, флот, задействованный на озере Байкал в количестве 300 единиц был представлен следующими его видами: 1) разъездными прогулоч­ными судами; 2) сухогрузными, пассажирскими, экспедиционными, научно-исследовательскими судами; 3) грузопассажирскими парома­ми; 4) самоходными буксирами; 5) судами с динамическими принци­пами поддержания; 6) обстановочными судами. Отстал, особенно в последней трети 20-го века пассажирский флот. Кроме нескольких суден на воздушной подушке, небольших прогулочных теплоходов и яхт, на Байкале не было (и по настоящее время нет) морских комфортабельных и быстроходных лайнеров, и это сдержи­вает развитие туризма. Существенной проблемой для многих судов является отсутствие устройств по сбору и сдаче нефтесодержащих, хозяйственно-бытовых сточных вод и отходов.

Несколько слов стоит сказать и о «маломерном» флоте Байкала -средствах для плавания и ловли рыбы для ограниченного числа «субъектов» – не более 5-6. Пользуясь статусом человека, родившегося и выросшего на Байкале, хотелось бы вспомнить наиболее распространенные названия «малого флота» в 50-60-х годах 20-го века.

• «дощанка» — любое маломерное суденышко, на котором можно было выйти в море, но чаще — острокилевая лодка для рыбной ловли; такое судно строилось обычно из просушенных и потому очень легких кедровых досок, которые в местах стыков тщательно обмазывались горячей смолой (варом), которая обеспечивала отсутствие щелей;

• «плоскодонка» — лодка с плоским дном и вместимостью от одно­го до 3-4 «пассажиров». Она была удобна для перемещения по мелким местам, по небольшим речкам и протокам (именно на ней охотились на птиц в дельтах рек и речек), а также для прогулок и ловли рыбы в тихую погоду; при ветре средней, а тем более большой силы выплывать на ней в море не стоило: риск быть перевернутым был огромен;

• сетовая, «сетова» лодка для промысла длиной около 8-10 и шириной 2-3 метра с «острым», как у большинства суден на Бай­кале, днищем – килем; выполняла свое назначение, вывозя в море киллометровые «концы» сетей и бригаду рыбаков. Рыбакам прихо­дилось сплавляться в море «на сетях», т.е. со спущенными в воду сетями в течение одной, а иногда и нескольких ночей (так называе­мый сетной дрифтерный лов), затем сети выбирали и улов привозили на рыбопункты; 4-х – 5-ти — парная гребная лодка, была достаточно быстроходной, легко маневрировала по озеру, ее иногда звали «байкалкой»;

• «Неводник» — широкая и обычно плоскодонная лодка, в связи с чем тихоходная; она «обслуживала» ловлю омуля неводом, выпол­няя ряд специфических функций;

• баркас, «барказ» — достаточно большое судно, построенное из дерева и в отличие от «сетовых» и «наводников» имевшее на палубе надстройки в виде небольшой рубки и трюмовых помещений; в некоторых случаях на баркасы можно было установить парусную оснастку.

Только с середины 20-го века на маломерном флоте Байкала стали использоваться моторы. Человек, обладающий таким судном, считался счастливчиком и, по-современному, «крутым». Сегодня весь личный флот на Байкале с его видами, подвидами и разновидностями можно назвать «крутым», но все же он еще нередко отличается своей провинциальностью. Данные учёта по Иркутской области и Респу­блики Бурятия зафиксировали на озере около 5200 маломерных су­дов. Отходы их горючесмазочных материалов, сбросы хозяйственно-бытового и иного характера становятся серьёзным загрязняющим фактором озера.

К списку источников книги

Правда или вымысел? В Интернете обсуждают конспирологическую версию о причине мощного землетрясения на Байкале

Поселок Култук в Иркутской области. Фото: Alava / wikipedia.org

Таинственные активисты уверены, что это дело рук человека

В СМИ и соцсетях несколько дней обсуждали мощное землетрясение, которое произошло ночью 22 сентября в 15 километрах от иркутского посёлка Култук. Оно докатилось до Бурятии и ощущалось в 392 населённых пунктах нашей республики и Приангарья. За первым толчком последовал афтершок.

Если в Бурятии отделались лёгким испугом, то у соседей ситуация серьёзнее. Некоторые местные жители на несколько часов остались без света, а на стенах многоэтажек образовались трещины.

По словам специалистов, подземные толчки в Байкальской рифтовой зоне (это место разлома Евразийской и Амурской тектонических плит, где и находится озеро) – не редкость. В год их фиксируют до тысячи. «Тряхнуть» там снова может в ближайшие 6-12 лет.

— Именно с такой периодичностью на Байкале регистрируют сильные землетрясения. Но вполне вероятно, что «проснётся» и другая зона – например, ближе к центру озера или на севере. Предсказать это, увы, нельзя. Сейсмичность мигрирует как ей вздумается, – говорит учёный секретарь Института земной коры Сибирского отделения Российской академии наук (СО РАН), кандидат физико-математических наук Анна Добрынина.

Некоторые наши земляки признались, что во время мощного подземного толчка почувствовали «какую-то обречённость». «Если он окажется сильнее, не успеешь собраться и эвакуироваться, как пишут в памятках на такой случай. Не помогут никакие «тревожные» чемоданчики – особенно ночью», – писали они в соцсетях.

Тем временем в Интернете появилась странная, но достаточно любопытная версия о причинах землетрясения, которую изложил лидер неофициального экологического движения «Лучезарный Байкал» – некий Олег Переверзев. Её опубликовали на одном из каналов в «Яндекс-Дзене», где, согласно описанию, размещают пародии и обзоры наиболее выдающихся статей «Дзена».

«Помните – самые большие розыгрыши делаются с абсолютно серьёзным видом», – предупреждает автор канала. Что уже наводит на размышление, что теория, скорее всего, шуточная. Но, тем не менее, текст активно распространяют в соцсетях и люди сказанному верят. Мы решили ознакомиться с этой конспирологической версией.

«Хотят что-то делать на дне озера»

Вышеупомянутый Олег Переверзев (никакой информации о нём найти не удалось) утверждает, что всё началось ещё зимой. Он с женой обратил внимание на то, что на станцию Слюдянка начали прибывать поезда с какими-то агрегатами.

— На них была китайская маркировка, а сопровождавшие их люди совсем даже не рвались к общению. Собственно, ничего особенного, если бы не тот факт, что агрегаты эти перевозили в вечернее время и разгружали на территории несостоявшегося завода по розливу воды из Байкала в Култуке. Его работа была остановлена благодаря принципиальной позиции нашего земляка Сергея Зверева и поддержавших его людей, в числе которых были и мы, – рассказывает мужчина. – Такие странные действия нас насторожили и мы стали наблюдать. Работы велись внутри строения – назовём его ангаром. Людей, занимающихся этим, было не очень много, или мы видели не многих. Явной охраны как будто и не было, но при попытке посмотреть поближе нам ясно дали понять, что этого не стоит делать.

А в конце мая из ангара якобы выкатили какую-то просто гигантскую машину и погрузили её в озеро.

— Погодные условия были ужасными и всё, что пытались снять, сами понимаете – только темень и какие-то силуэты. Но человеческий глаз весьма совершенен. И по описаниям того, что видели ребята, члены нашего сообщества пришли к выводу:  этот агрегат – что-то вроде гигантского горнопроходческого щита. Наши светлые головы предположили, что он может быть запитан от автономного ядерного реактора, – продолжает Олег Переверзев. – И всё. В начале июня на территории уже ничего не происходило. Мы сразу поняли, что добрые дела тайно дождливой ночью не делаются.

Подземный туннель

Сначала участники движения «Лучезарный Байкал» (о нём тоже нет никакой информации) подумали, что кто-то при помощи этой машины хочет «что-то делать на дне озера». Версий оказалось много – добыча нефти, драгоценных камней, пород, металлов и даже сбор биомассы. А потом один из активистов предположил, что таинственный агрегат смахивает на горнопроходческую машину.

— И мы очень быстро нашли её! Машина двигалась на глубине от 500 до 700 метров (точно сказать невозможно) от Байкала в сторону Тункинской долины, – отмечает Олег Переверзев. – Единственная версия – это прокапывание туннеля от Байкала через Тунку и Монголию в Китай, чтобы просто в гигантских объёмах забирать нашу воду. Тихо и совершенно безнаказанно. Этот адский бур двигался вдоль и под руслом реки Иркут, в сторону границы с Монголией. А информация, о том, что некая китайская фирма начала какую-то большую стройку в районе города Мурэн, укрепила наши подозрения.

Автор версии заявляет: у тункинского села Туран находится стык тектонических плит и, по некоторым данным, там «должны быть огромные подземные карманы с горячей водой, да ещё и под огромным давлением».

— Именно тут, близ устья реки Эхэ-Угун (Ихэ-Ухгунь), мы в последний раз фиксировали ужасную машину. Ледяная вода, пришедшая вслед за буром с Байкала, смешалась с горячей водой карманов и породами, нагревающими эти карманы. На глубине около 600 метров – а может и глубже, началась реакция, движение сместило тектонические плиты. Энергия напряжения мгновенно передалась по линиям, открытым ещё в 1983 году выдающимся сибирским сейсмологом, и выплеснулась в точке пересечения нескольких таких линий, – расписывает подробности землетрясения таинственный Переверзев. – Если честно, мы даже не знаем, что делать. Бьёмся в закрытые двери. Я просто хочу, чтобы люди знали правду о том, что происходит, знали о нашем движении «Лучезарный Байкал» и объединялись.

Мнения интернет-пользователей разделились. Большинство отмечают, что эта теория не выдерживает никакой критики: «Что за чушь? Как вы себе представляете работу этого горнопроходческого щита под водой? Вырастили нацию людей с жабрами специально для этой операции?».

А вот другие оказались менее скептичными. «Такой вариант возможен, есть подобная информация из других источников», «Даже не удивлюсь, если это правда. В погоне за наживой власть имущие могут на все глаза закрыть. Лесов половину уже нет, теперь Байкал, что ещё на очереди?», – заявили они.

Поиск по всем
разделам




Госавтоинспекция




Участникам движения




Организациям




Сервисы




Новости




Контакты




Госфункции




Социальные кампании

| Ежедневно — —

,

100

,

,

, COVID-19,

,

, —

,

COVID-19

14

, — 90%

5 -,

-15

1990

«

«

89

COVID-19

-,

.

Байкал-М — Байкал Электроникс — WikiChip

Полупроводники и вычислительная техника